Михаилу Бенционовичу Гершману 89 лет. Бо́льшую часть жизни он занимается бегом. За свою спортивную карьеру наш герой преодолел свыше 150 000 км. Грядущее 90-летие он мечтает отметить забегом. На всероссийском полумарафоне «ЗаБег.РФ», который пройдёт по всей стране 19 мая, Михаил Бенционович планирует преодолеть дистанцию в 5 км.

— Когда вы стали заниматься бегом, почему выбор пал на этот вид спорта?

— Я с детского возраста любил бегать. У меня это очень неплохо получалось. В студенчестве был членом легкоатлетической секции и тренировался в беге на средние и короткие дистанции, но после окончания института сделал большой перерыв. За это время набрал довольно приличный лишний вес. Я понимал, что нужно бегать для здоровья, да и отражение в зеркале меня не устраивало.

И вот, 23 мая 1971 года я решил возобновить свои занятия бегом. Перерыв затянулся на 14 лет. Я знаю точную дату, потому что именно тогда начал вести свой спортивный дневник. На первых порах бегал немного — по 3 км 4-5 раз в неделю. Постепенно втянулся и стал прогрессировать.

Физическая нагрузка требуется человеку для жизни. И заниматься спортом никогда не поздно.

— Почему был такой большой перерыв?

— Работа, другие увлечения, молодой возраст… Многое хотелось ухватить от жизни. Я практически прекратил занятия спортом тогда.

— Восстанавливаться было сложно?

— Я бегал на даче. У меня был круг 3 км, и где-то на половине дистанции всегда возникало желание свернуть к дому. Но мне удавалось себя заставить. Намеченную дистанцию я всегда преодолевал, как бы сложно это ни было.

У меня всё же была заложена какая-то беговая база. Постепенно я втянулся. По выходным стал бегать пять, шесть и даже 10 км. Начал участвовать в соревнованиях и со временем пришёл к марафонам и сверхмарафонам.

— Отличаются ли те забеги от современных?

— Конечно! Как день и ночь! В то время это были спортивные соревнования между коллективами, профсоюзами, районами. Массовость была низкая. Сейчас очень много спортивных организаторов, сообществ, которые проводят подобные мероприятия.

— Сколько у вас на счету забегов?

— У меня 65 марафонов. Полумарафоны я даже не считал. В своё время у нас не было полумарафонов, были «двадцатки». Это с учётом выхода на международный уровень они стали полумарафонами.

Сверхмарафонов у меня больше 20. Они бывают разные. Длительные (я бегал сверхмарафон на 58 км и на 100 км) и многодневные, когда ты в течение недели преодолеваешь по 25 км, по 40 км в день.

Я бегал в основном в родном Ленинграде. Сейчас это Санкт-Петербург. Но были забеги и в других городах: Екатеринбурге, Тюмени, Ростове-на-Дону, Москве. И других странах: Прибалтике, Беларуси. В Финляндии я участвовал в двух полумарафонах и марафоне. Бегал в Гамбурге.

— А что такое многодневные сверхмарафоны?

— Я бегал сверхмарафон Ленинград — Выборг. Это где-то 200 км. Он был рассчитан на 3,5 дня. Начинался в четверг с короткой пробежки в 6-7 км. А в пятницу, субботу и воскресенье были длительные пробеги.

В пятницу бежали до Сестрорецка 40 км, потом до Зеленогорска около 30 км – порядка 70 км в день в два этапа. На следующий день тоже был пробег в два этапа: первый — около 28 км, а второй — 30 км, но на результат.

Предыдущие этапы были групповые — все бежали с одной скоростью, но достаточно приличной. Где-то порядка пяти минут на километр. А на втором этапе, в зависимости от результата, ты занимал то или иное место в этом сверхмарафоне. И на следующий день бежали групповой этап, а потом тоже был скоростной — на 25 км. Бежали на результат. Мне удавалось в этих пробегах (в своей возрастной группе) дважды стать победителем. Это относительно лёгкий пробег.

Когда у меня был пик формы, я бегал по 5-6 тыс. км в год. Для того чтобы добиться каких-то результатов, надо много работать.

Самым сложным из многодневных для меня стал пробег «Звёздный», посвящённый Дню космонавтики. Я бежал его дважды: в 1985 и 1986 годах. Мне тогда как раз исполнилось 50 лет (в 1985 году).

Это был недельный пробег. Каждый день утром — три часа на результат. А во второй половине дня бежали группой где-то около 20-25 км. На третий день был забег на результат. Для мужчин — девять часов. Мне удалось пробежать 100,5 км. В своей возрастной категории я тогда занял первое место.

— У вас есть какой-то секрет бега на длинные дистанции?

— Особых секретов нет. Могу сказать, что очень важно питание. В особенности при беге на марафонах и сверхмарафонах.

В день забега за четыре часа нужно поесть овсяную кашу. Попить чай с печеньками. А во время пробега — подпитывать себя углеводными напитками. В моё время у нас не было ни гелей, ни изотоников. Мы сами себе делали питательные растворы, насыщенные углеводами: из облепихи, клюквы, апельсина, мёда.

Я выпивал около 100 мл этого напитка за два часа до бега. Потом — в последние 15 минут перед стартом, чтобы бежать не за счёт внутреннего гликогена, а за счёт этого напитка. И с 20-го километра во время бега на марафонскую дистанцию тоже начинал подпитываться. А ещё использовал таблетки глюкозы с аскорбинкой. Клал их под язык, когда приближался к пункту питания. Запивал чаем и рассасывал. Километра на три-четыре мне хватало.

— Как вы тренируетесь сейчас?

— Я сейчас уже не бегаю. Я хожу. К сожалению, когда мне было 70 лет, я сломал шейку бедра. А потом у меня начались сердечные проблемы. Мне поставили кардиостимулятор. Но я всё-таки возобновил занятия бегом, несмотря на то что первая операция по протезированию была неудачная.

У меня были болевые ощущения, и я пользовался противовоспалительными препаратами. Тем самым сильно посадил свою сердечно-сосудистую систему. Но, несмотря на боль, я продолжал бегать.

В 2015 году мне поменяли протез. Операция была очень рискованная, но я её выдержал. Думаю, что во многом потому, что мой организм привык к стрессам и нагрузкам благодаря бегу на марафонах.

С 1971 года я пробежал больше 150 000 км. То есть, метафорически выражаясь, сейчас я четвёртый раз бегу по экватору.

Операция оказалась удачной. Сейчас у меня болевых ощущений нет, но уже выработался стереотип, и я очень хромаю.

После 2015 года я понял, что хожу с той же скоростью, что и бегаю. Вот и перешёл на шаг. И сейчас во всех соревнованиях я, увы, уже откровенно хожу пешком. Но меня все поддерживают и считают, что моё участие даже в таком формате важно и полезно для развития бегового движения.

Я накопил большой опыт участия в соревнованиях и по просьбе некоторых ребят стал им помогать в планировании тренировок. У меня в течение года есть два-три человека, которых я консультирую и даже пишу им план беговых тренировок при подготовке к марафону. И это меня очень стимулирует.

— Много ли среди бегунов спортсменов такого солидного возраста?

— Много — понятие относительное. У нас в Петербурге около 10 человек моего возраста. А вот 50- и 60-летних бегунов очень много. Я надеюсь, что они сохранят приверженность к этому виду спорта на долгие годы.

— В чём особенности возрастного бега? На что нужно обращать внимание?

— Обращать внимание надо на всё: на питание, регулировку нагрузок. С возрастом теряется скорость. Это неизбежно. Первое время, когда начинаешь тренироваться, ты набираешь результат, нарабатываешь базу. Показатели растут.

С 1971 года я пробежал больше 150 000 км. То есть, метафорически выражаясь, сейчас я четвёртый раз бегу по экватору.

Я всю жизнь веду спортивный дневник. Подвожу итоги за каждые месяц и год. Когда у меня был пик формы (1980-1990 годы), я бегал по 5-6 тыс. км в год. Для того чтобы добиться каких-то результатов, надо много работать.

Потом начинается тенденция снижения результатов в связи с возрастом. У кого-то это происходит более резко, у кого-то – менее. Я даже строил графики изменения моей скорости по годам. У меня в связи с проблемами со здоровьем были резкие спады результатов. И сейчас с каждым годом темп моего преодоления дистанции снижается. Но к этому надо относиться философски. Что есть, то есть.

Несмотря ни на что, человеку надо заниматься физкультурой. Одному подходит бег, другому — плавание, третьему — скандинавская ходьба. Физическая нагрузка требуется человеку для жизни. И заниматься спортом никогда не поздно. В следующем году мне исполнится 90 лет, и я надеюсь, что смогу отметить свой юбилей участием в забеге.

— Что бы вы с высоты вашего жизненного и бегового опыта могли пожелать себе 20-летнему?

— Это очень неожиданный вопрос. Конечно, в моей жизни были ошибки, падения — в прямом и переносном смыслах. Но с высоты бегового и жизненного опыта, пожалуй, скажу сейчас, что ничего не буду желать себе 20-летнему. Что есть, то есть! Это моя жизнь, и я её прожил в соответствии со своими принципами и в ладу со своей совестью.