Один из лидеров сборной России по биатлону Даниил Серохвостов — об играх на приставке, планах на чемпионат России по лыжным гонкам, о своём прозвище Монгол и отношениях с предыдущим тренером Юрием Каминским.

23-летний Даниил Серохвостов продолжает набирать ход в текущем сезоне. Подготовка к нему была скомканной из-за болезни, но сейчас биатлонист уже оправился от недомогания и от старта к старту приближается к оптимальной форме. На четвертом этапе Кубка Содружества в Белоруссии, который прошел 19–22 января, Серохвостов стал вторым в спринте с одним промахом. Впереди — следующий этап турнира там же в Раубичах.

Пятый этап Кубка Содружества в Белоруссии пройдет с 26 по 29 января. Прямые трансляции соревнований смотрите на телеканале «Матч ТВ» и сайте matchtv.ru. Передача «Биатлон с Дмитрием Губерниевым» выйдет в эфир между гонками 29 января в 13:00.

— Утро вторника. Многие идут сейчас на тренировку. А мы с тобой интервью пишем. У тебя выходной сегодня?

— Да, выходной, а в понедельник мы тренировались.

— Какие планы на сегодня?

— Отдохнуть, полежать, поиграть в приставку.

— Во что любишь играть?

— Если с кем-то вдвоем, то в фифу играем. С Артемом Евгеньевичем Истоминым играли, летом с Каримом Халили. Если один играю, то в Fallout. Сейчас еще хочу в Cyberpunk.

— В фифе за какую команду играешь?

— А мы лиги обычно выбираем. В основном в чемпионате Франции и Германии играем, потому что там сбалансированные команды.

— Кто чаще побеждает?

— Карим победил меня один раз.

— То есть в фифе ты чемпион?

— Пока что да.

— Сразу после масс-старта на предыдущем этапе Кубка Содружества в Раубичах ты поставил себе двойку за этот этап. Спустя два дня ощущения не изменились?

— Ощущения такие же, потому что у меня только одна медаль в трёх гонках, второе место. У меня были проблемы со стрельбой, в основном лёжа. Понимал, какие у меня ошибки в стрельбе стоя, по крайней мере в пасьюте. А лёжа — не понимал. Стреляю в центр, а вылеты далекие. Поговорили с Виталием Викторовичем Норицыным, он понял, в чем ошибка. Сейчас будем исправлять.

— Что сказал Норицын?

— Когда бегали на морозных этапах, то надевали много одежды. А в Раубичах было тепло и мы надеваем меньше одежды, только один комбинезон. Из-за этого меняется плотность в плече. Эти полсантиметра, сантиметр уже влияют. Ты лежишь, и мушка по мишеням колеблется, когда пропадает плотность. Я хоть и подтягивал сам ремень, но этого оказалось недостаточно. Такие мелочи тоже очень важны, особенно при стрельбе лёжа, когда оружие должно плотно прилегать.

— А если говорить о результатах, два девятых места — это уже откровенные неудачи для тебя?

— Хотелось бы лучше, конечно. Откровенно неудачный результат — это если бы я два раз был последним в гонках (смеется). А так парни все сильные у нас, результаты плотные. И даже не промах тебя далеко откидывает. Если ты дольше остальных стреляешь, то уже отстаешь секунд на 5-10, хотя со всеми приезжаешь на рубеж. Парни очень быстро стреляют и метко, с ними тяжело соперничать. Хотелось бы и в скорости стрельбы прибавить, но пока не буду делать этого. Сейчас нестабильно стреляю, поэтому если начну вдруг быстрее стрелять, возможны промахи чаще обычного.

— В следующее межсезонье будешь улучшать скорость стрельбы?

— И летом уделял этому внимание. Но для меня всё-таки на первом месте стабильность. Понятно, что по 40 секунд стрелять тоже плохо. Но в среднем 26-30 секунд —  нормальный показатель для меня.

— Летом и по ходу текущего сезона ты немало болел, подготовка была скомканной. Насколько далёк сейчас от оптимальной формы?

— Да, достаточно много болел, но форма сейчас рабочая. Не скажу, что хорошая, как в прошлом году, когда бегал на Кубке мира. До неё пока не дошёл. Сейчас чувствую себя хорошо на дистанции, от гонки к гонке обычно разбегаюсь. И вот в Раубичах, например, показал хороший ход в масс-старте.

Перед этими соревнованиями у нас был силовой блок, довольно тяжелый сбор. И эти старты нам нужны для того, чтобы разогнаться, набрать скорость. Думаю, когда поедем в Чайковский и Ижевск, то буду уже в хорошей форме, надеюсь, даже пиковой. И на чемпионате России в Хантах тоже. В этом сезоне мы бегаем только в России, этапы Кубка России и Кубка Содружества не так важны, как медали чемпионата страны. Это и престижнее, и сказывается на зарплатах, стипендиях. Думаю, все сейчас подводятся именно к чемпионату России.

— Какие цели на этот турнир?

— Только первые места.

— Во всех гонках? Или есть какие-то любимые, в которых принципиально стать лучшим?

— Во всех гонках надо показывать свой максимум, хороший результат, на что ты способен и как ты натренировался.

— А на чемпионате России по лыжным гонкам на что рассчитываешь?

— Попадание в топ-20 будет успешным результатом для меня. Не знаю, как бегают лыжники. В том плане, что видел, как они бегают, но не могу сравнить их со своими скоростями. Потому что на таком уровне ни разу не бегал с ними.

Перед этими соревнованиями надо ещё поговорить с Артемом Истоминым, узнать его мнение о том, как мы пробежим. И от этого уже отталкиваться. Если скажет попасть в топ-10, буду стремиться выполнить задачу. Если нет, то побегу по своему плану, чтобы потом не огорчаться.

— У Большунова сейчас космический уровень?

— Думаю, по уровню идет сначала Большунов, потом сборная России по лыжным гонкам и только потом мы, биатлонисты.

— Спринт в Уфе ты побежал больным. Истомин был против того, чтобы ты выходил на старт в таких кондициях. Почему решил бежать?

— Болел четыре дня, но в тот момент мне полегчало. Подумал, что нет смыслы пропускать гонку, если недомогания уже нет, горло перестало болеть, температуры тоже нет. Понятно, что четыре дня валялся больной и ничего не делал. Организм ослаб, но нагрузку мог тогда воспринять нормально. Не хотел сливаться с гонки, потому что чувствовал себя нормально в этот день. Подумал, что после этой гонки явно не разболеюсь, так и произошло.

Но после гонки тяжело было восстановиться, три дня чувствовал себя плохо. До финиша-то еле доехал, умирал в конце. Но не пожалел о своём решении. Даже без разницы, занял бы призовое место или нет. Главное, что проделал отличную работу, в том числе и на рубеже, а на последнем круге старался выкарабкаться из тяжелого состояния. Изначально у меня был план с первого круга пойти очень сильно. Понимал, что в таком состоянии последний круг не выдам на максимуме. И экономить силы на первых двух кругах нет смысла в таком случае. Просто рад проделанной работе, что у меня всё получилось в той гонке, а место уже было не так важно.

— Из-за твоего решения выйти на старт в таком состоянии не было конфликта с тренером?

— Нет, и споров никаких не было. Тренер выражает своё мнение, а дальше мы сами решаем. Например, мороз в Ханты-Мансийске. Тренер настоятельно рекомендовал нам не бежать, но мы побежали. И в Увате он тоже говорил: «Выбор ваш, но мы рекомендуем не бежать». В итоге мы пробежали, и всё нормально, не умерли.

— Но гонки в мороз вряд ли кто-то хорошо переносит.

— Если хорошо утеплиться, можно нормально пробежать. Только с дыханием проблемы, на морозе кислорода мало. При высоком пульсе и так тяжело дышать, а морозный воздух еще и обжигает. У меня есть некоторые проблемы с дыхательной системой, начинаю задыхаться. Поэтому мне тяжеловато бегать в такие морозы. В принципе привыкаешь и к ним. После вкатываний в Ханты-Мансийске мы уже освоились. Правда, после гонок, когда пальцы на ногах, руках, лицо начинают отходить от мороза, всё ломит, болит ещё час, неприятные ощущения. Когда сильно отморозишься, даже до слёз ломит всё.

— Когда ты болел в этом сезоне, пострадал ли от этого уровень Халили? Ведь не было внутренней конкуренции между вами в этот период.

— Думаю, не пострадал. Карим был без меня один сбор и соревновательный блок. Хоть мы и вместе всегда спаррингуемся, но есть, например, работа по лактату. Мы работаем 4,6. Я, допустим, залез в восьмерку, а Карим в пределах, указанных тренером. Тогда я просто отстаю от него и делаю работу сам один. И Карим тоже самое. Поэтому ему вряд ли помешало то, что я отсутствовал из-за болезни.

— Как считаешь, нужен ли третий биатлонист к вам в группу?

— Думаю, не нужен (смеется). Нам и вдвоем хорошо. Если серьезно, то мне без разницы — будет ли еще кто-то из парней в нашей группе. Это решать уже тренерам. Главное, чтобы тренеры Истомин и Норицын оставались, и тогда всё будет хорошо.

— Как сейчас отношения с твоим предыдущим тренером Каминским?

— Иногда общаемся, перекидываемся парой фраз. Думаю, он уже спокойнее относится к этой ситуации.

— Напряжения между вами нет?

— Нет. Когда летел в Минск, мы встретились с ним на пересадке, сюда ехал с ним, разговаривали в автобусе. Он спрашивал, как я выступал в Новосибирске, с оружием летал туда или без. Да уже столько времени прошло, у него уже всё утихло. Думаю, Юрий Михайлович понимает, что мы с Каримом не кидали его, а просто сменили группу. Мы же всё равно в одной команде — в сборной России. Не вижу смысла обижаться на такое.

— Ранее вы говорили, что лично скажете Каминскому причину своего перехода. Уже сказали?

— Мы собирались поговорить с ним, но пока разговор не состоялся. Во время соревнований не хочется подходить. Возможно, в конце сезона поговорим, или, когда будет свободное время у Юрия Михайловича, я подойду к нему и скажу, почему ушёл. При разговоре в первый раз он не хотел слушать меня. Понимаю его. Затем написал ему смс, но Юрий Михайлович не хотел уже разговаривать.

— А в смс что написал?

— Поблагодарил его за работу и хотел поговорить.

— За Кубком мира успеваешь следить?

— Конечно, смотрю все гонки.

— Кто сейчас особенно впечатляет?

— Итальянец Томмазо Джакомель и швейцарец Никлас Хартвег. Им по 22 года, они бегали со мной на Кубке IBU, первенствах мира. И в том году со мной бегали. Но не показывали такой результат, как сейчас. В том году, можно сказать, я был выше них на голову. А в этом Джакомеля из десятки на Кубках мира не выбить, у обоих есть личные медали. И скорости хорошие показывают парни, и стрельбу. За год они очень серьезно выросли. Смотрю на это и удивляюсь, а как бы я сейчас выглядел там? Год назад с одним-двумя промахами я мог быть выше них, даже если у них была чистая стрельба. А сейчас Джакомель несколько гонок подряд был в топ-6, причём и с плохой стрельбой. Это очень сильно.

Если даже просто визуально сейчас сравнивать, как мы бегаем на внутренних стартах, то есть наша общая масса, и как бегает общая масса на Кубке мира — это вообще разные уровни. Даже если сравнивать меня с ними, смотрю, как иду подъем, пологую часть, допустим, то по движению я явно проиграю даже середнякам. Это, конечно, визуальное ощущение, потому что невозможно полноценно сравнить скорости, не участвуя вместе в одной гонке. Но как будто Кубок мира стал побыстрее по сравнению с прошлым сезоном.

— С кем-то из иностранных биатлонистов поддерживаешь связь, переписываетесь?

— Летом ещё общались, сейчас — нет. А, вот недавно общался с Домиником Виндишем. Он звал меня поиграть в «Марио» на приставке по сети (смеется). Зимой мы с ним играли в «Марио» на Нинтендо. На Олимпиаде играли, до Олимпиады. Как-то после гонки он мне сказал: «Давай после пасьюта сыграем». Это было в Рупольдинге, в итоге поиграли вечером.

А сейчас ответил ему, что не могу поиграть с ним, так как в России не могу купить подписку на Нинтендо. Пообщались, спросил, как у него дела. Доминик сейчас работает тренером в Италии, занимается с детьми.

— Виндиш поддержал тебя, когда стало известно, что российским биатлонистам запретили выступать на международных соревнованиях?

— Последний раз, когда общались с Домиником, конечно, обсудили эту тему. Да, он выразил слова поддержки, пожелал нам поскорее вернуться на мировую арену.

— Ты ведешь телеграм-канал. А из российских биатлонистов и биатлонисток чей канал самый интересный?

— Слежу за каналом Димы Шукаловича, это тренер в группе Башкирова. Он выкладывает интересные статьи, интервью. Правда, они все на английском, но с субтитрами можно смотреть. Очень интересно, что он выкладывает. Также слежу за семьей Томшина и Батмановой. Настя классно ведёт телеграм-канал, Вася тоже. В нашей группе девчонки впятером ведут один канал. Тоже здорово получается, я смотрю.

— Своему каналу много времени уделяешь?

— Сейчас — нет. Раньше было так интересно, что-то новенькое. А сейчас как-то обыденно стало, выкладываю просто фотки с соревнований.

— Наскучил канал?

— Нет. Мне хочется сделать что-то интересное, но просто лень что-то придумать. Хотел сделать какой-то розыгрыш призов, конкурс на Новый год, но в итоге поленился. Не хочется дарить автограф-карты или бибы, потому что это банально. Хочется что-то посерьёзнее подарить. Бибы и автограф-карты можно дополнительно дарить. Затем на сборе были тяжелые тренировки, не до конкурсов было. Но в будущем, наверное, разыграю какие-нибудь призы.

— Какие виды спорта тебе интересны?

— Баскетбол, сноуборд. Недавно прошел турнир по сноуборду в Лааксе (дисциплины хаф-пайп и слоупстайл), следил, смотрел финалы. И сам катаюсь на сноуборде. За баскетболом сейчас слежу не так пристально, как раньше. Но мне всегда интересно, какие там трансферы, что вообще там происходит.

— Баскетбол — европейский или НБА?

— НБА, конечно! Европейский это скучно (смеется). Европейский баскетбол — это как Кубок России по биатлону. То же самое.

— С Виком Уайлдом ты знаком?

— Нет, и не общались никогда.

— А на Олимпийских играх в Пекине вы не пересекались?

— Видел его, но он меня, думаю, нет.

— А почему ты не подошел к нему познакомиться?

— Постеснялся.

— Но прошлым летом Уайлд записал небольшое видео, где передавал тебе привет. Как это произошло?

Открыть видео

— Я сам даже не просил Вика. Это видео прислал мне корреспондент «Матч ТВ» Миша Гончаров, это его инициатива. Он знал, что мне интересен сноуборд. Миша присылает мне этот видеопривет от Вика, и я такой: «Вау!» Очень удивился, мне было приятно. Спасибо Мише!

— У тебя прозвище Монгол. Давно оно появилось, и кто его придумал?

— Это было ещё в юношеской команде, когда первый год выступал за неё. Придумал Никита Брода из Коми, он вроде уже не выступает. Из-за своего незнания географии он и придумал мне это прозвище. Я родом из Барнаула, а Монголия относительно близко. Говорил ему, что еду на сбор на Семинский перевал, это рядом с Монголией. А Никита говорит: «Так это же и есть Монголия! Так ты монгол, значит!» Говорю: «Окей, не буду спорить». Так и прижилось.

— Не обидно?

— Вообще нет.

— А в Монголии бывал?

— Нет, только видел границу с ней.

— По нынешней форме, по результатам кто сейчас сильнейший российский биатлонист?

— На данный момент это Вася Томшин. Он стабильно показывает хорошие результаты, очень быстро стреляет. У него не самые быстрые ноги в команде. Например, на дистанции он не так быстро бежит, как Антон Бабиков. Но он стреляет очень быстро и очень метко. На стойке ему достаточно 20 секунд, чтобы уйти с нулем. А у меня стрельба займёт 30 секунд и не факт, что на ноль. Если взять четыре рубежа, то преимущество уже в 40 секунд. А ты попробуй отыграй у Васи эти 40 секунд. При этом у него ещё очень быстрые последние 500 метров дистанции. А как он круто разобрался с соперниками на финише в масс-старте!

На данный момент лучший Вася. А если брать весь сезон в целом, то Эдик Латыпов. После сбора на Семинском перевале у него, думаю, был небольшой спад. Но сейчас он набирает форму.

— Интересно было бы тебе зарубиться с Томшиным на финишной прямой?

— Конечно! Интересно было бы выйти вместе, как у него было с белорусскими биатлонистами в масс-старте, то есть с первого подъема и до финиша ехать вместе. Он выдал достаточно быстрый горный ход. А мне в горном ходе комфортно бегать. Было бы интересно посмотреть, насколько он силён и сколько бы я проиграл ему. Вася очень силён на финише.

— Как считаешь, биатлон в России на каком месте по популярности из всех видов спорта?

— В России довольно популярен футбол. Думаю, футбол на первом месте. На втором фигурное катание, а на третьем — мы, биатлон. Думаю, биатлон был бы ещё более интересен сейчас болельщикам, если бы мы выступали на Кубке мира. Хотя на Кубке России у нас результаты сейчас даже плотнее, чем на Кубке мира. Там есть Йоханнес Бё и все остальные. А у нас такого нет, отрывы небольшие, лидеры меняются.

— Тебя узнают на улицах?

— Да, бывает. Чаще всего меня узнают в аэропорту, в самолётах. Во время последних двух перелётов меня узнали человек семь. Иду по салону к своему месту, и люди начинают пристально смотреть на меня. Думаю, либо со мной что-то не так, либо меня узнали. А потом окликают меня по имени, просят сфотографироваться.

— Как считаешь, насколько работа «Матч ТВ» сказывается на популярности российского биатлона? Это и прямые трансляции, передача «Биатлон с Дмитрием Губерниевым», различные сюжеты и интервью, в том числе текстовые на сайте.

— Думаю, это очень помогает нашему виду спорта. Медийное пространство и возможности «Матч ТВ» намного больше, чем у любого биатлониста. Кто бы ни вёл блог, всё равно о нём будут знать мало людей. А когда большой телеканал так популяризирует биатлон, намного больше людей узнают о нас, даже те, кто никогда не интересовался нашим видом. Так и появляются новые болельщики у биатлона.