Турнир мужчин на чемпионате получился, наверное, едва ли не самым захватывающим. Одинаковые космические баллы у двух ребят – но победитель только один. А каково тому, кто добирается до невероятной отметки, но проигрывает золото по дополнительным показателям?

В день гала-шоу «Чемпионат» пообщался с Петром Гуменником, который набрал почти 300 баллов за две программы, но этого всё равно не хватило для победы. В этой беседе – эмоции Пети, ответ на вопрос, поменялись ли их отношения с Женей Семененко после такого турнира и немного про работу с мотивацией в сложный сезон.

«Две золотые медали — это всегда лучше, чем золото и серебро»

— Какие у тебя были эмоции в первые секунды, когда ты увидел результаты? Многие пишут, что ты испытал вообще весь спектр эмоций: удивление, радость, обида…
— Да, такой получился у меня каскад эмоций. Сначала я немножко просчитался, просто думал, что я второй. А потом начали объявлять оценки и я подумал: «А вдруг первый?» Не успел обрадоваться, уже всё равно понял, что второй. И в этот момент, наверное, лучше всего сказать, что расстроился. Обескуражен был.

— А в целом у тебя была цель занять какое-то определённое место на чемпионате России?
— Изначально сложно загадывать какое-то место прям ещё до соревнований. Обычно это более-менее становится ясно после короткой. Поэтому на какое-то определённое место я не рассчитывал.

— Что Вероника Анатольевна сказала после объявления результатов?
— Мы ещё не общались. (Интервью записывалось в воскресенье, 25 декабря — Прим. «Чемпионата»)

— Она очень эмоционально отреагировала после объявления оценок в короткой программе. Можешь объяснить, почему были такие эмоции?
— Я думаю, она не ожидала, что такое количество баллов будет. Может быть, не верила, что я смогу набрать такие баллы.

— Не было ли расстройства из-за того, что ты проиграл парню, с которым вы вместе росли в группе, параллельно развивались?
— Нет, нет обиды. Мы с Женей идём, можно сказать, вровень. Когда-то я выигрывал, когда-то он. Чемпионат России каждый год проходит — это не Олимпийские игры. Так что кому я проиграл — не столь важно.

— Насчёт двух медалей: как ты считаешь, стоит ли при равных баллах давать два золота? Или победитель должен быть один?
— Конечно, стоит. Две золотые медали — это всегда лучше, чем золото и серебро.

— А как ты считаешь, справедливо ли правило, что в таких ситуациях всё решают баллы за произвольную?
— Чисто по мне, это никакой логики не несёт. Можно было бы с таким же успехом посчитать количество крюков в программе, подбросить монетку (улыбается) — главное, чтоб просто было какое-то правило. Так-то за короткую одни оценки ставятся, за произвольную — другие. Это все должно цениться одинаково. Но на самом деле такие ситуации бывают настолько редко, что, в принципе, не так важно.

— Как ты провёл день после произвольной?
— В основном я спал.

— Сколько проспал?
— Часов шестнадцать, наверное.

— А были ли у тебя сложности с джетлагом?
— Засыпать сложнее. Сейчас вообще непонятно, во сколько засыпаю. Перед соревновательными днями ложился спать ближе к трём часам ночи, просыпался в восемь утра. Недосыпал часа три. Но после тренировки я эти часы досыпал и в принципе это уже никак не сказывалось.

«С Рафаэлем Арутюняном созванивались, поговорили, он меня подбодрил»

— В этом сезоне у тебя произошёл взлёт в плане результатов. Можешь объяснить, за счёт чего?
— Я давно к этому готовился. Пришло время, наверное.

— Не было какого-то поворотного момента, из-за чего это могло произойти?
— Нет, все делали по плану, продолжали работать так же. Просто пришло время.

– Рафаэль Арутюнян как-то отреагировал на твое выступление и медаль? Поздравил?
– Да, мы созванивались, поздравил. Поговорили, он меня подбодрил. Он участвует в процессе подготовки настолько, насколько это возможно дистанционно. Мы связываемся не на тренировках, он просто звонит, и мы обсуждаем, какие у меня есть проблемы, чем заниматься, что исправлять.

– На прыжковом чемпионате ты внёс большой вклад в победу своей команды. Можно сказать, что ты – командный игрок? Возможно, легче выкладываться в команде?
– Да, в команде было довольно интересно выступать. Потому что всё время один, сам за себя. Не могу сказать, что было легче или сложнее.

– А как относишься к командному формату соревнований в фигурном катании? Всё же это больше индивидуальный вид спорта, возможно к ним надо перестраивать мышление…
– Хорошо отношусь. Мышление, наверное, менять не надо, только побольше думать о баллах, о результате, чем о том, чтобы показывать личные качества.

– Когда мы общались в ноябре, ты отмечал, что в сборной у всех одиночников хорошие теплые отношения, что вы соперники только на льду. Ситуация на этом чемпионате России с баллами никак не поменяла твое мнение?
– Конечно, нет. Мы с Женей просто удивились такому результату, на наших отношениях это никак не сказывается (улыбается). Всё окей.

– В этом сезоне наши одиночники ещё сильнее спрогрессировали. Как ты думаешь, ситуация с международным отстранением как-то влияет на это? Может, стало меньше давления?
– Да нет, это не влияет в таком плане. Наоборот, меньше мотивации. Сейчас на чемпионате России можно только в сборную попасть, а раньше можно было отобраться на чемпионаты Европы и мира. Это было интереснее.

– По тебе и не скажешь, что стало меньше мотивации.
– Просто той мотивации, которая осталась, тоже вполне достаточно, чтобы выступать.

– Ты работаешь как-то с мотивацией? Возможно, обращался к спортивному психологу или сам себя настраиваешь?
– Последнее время не сталкивался с тем, что у меня нет мотивации. Наоборот, стараюсь себя немного успокоить.

– Скоро Новый год, как будешь отмечать?
– Пока в голове только чемпионат России, потом, после окончания, переключусь на новый год.

– На гала-шоу ты катал «Лунную сонату». Не было ли желания поэкспериментировать?
– Идея была, думали об этом, но не нашли времени что-то ставить, потому что перед чемпионатом России намного важнее катать свои программы и заниматься теми элементами, которые в них есть.

– Если не секрет, какая идея?
– Что-то неклассическое. Может быть, ещё реализую к шоу-программам.