Арбитр ФИФА Сергей Карасев объяснил, почему не хочет общаться с прессой после матчей.

— Положительно отношусь к публикации РФС видео судейских переговоров. Чем больше информации для зрителей и чем больше судьи открыты — тем лучше.

— Вы готовы отвечать на вопросы сразу после игры?

— Думаю, судьям это не надо делать.

— Но вы же часть игры, как и футболисты, которые общаются после матчей.

— Есть 22 игрока и мы, судьи. Если футболист ошибся, команда его будет подбадривать, все друг за друга. Мы тоже отвечаем друг за друга, но нас меньше. И мы принимаем серьезные решения, после игры на эмоциях можем что-то не то сказать.

— Вы, Безбородов, Кукуян и другие всегда найдете, что ответить.

— После игры надо, чтобы эмоции схлынули. У футболистов — свои, у судей свои. Но у нас ответственность выше. То, что скажет футболист, не будут так обсуждать, как наши слова. Судья воспринимает происходящее на поле не так как на ТВ-картинке. В каких-то моментах судья не видит целую картину. Но в силу опыта и интуиции свистнет — и примет правильное решение. После игры я могу не воспроизвести на 100 процентов эпизод. И потом я хочу прежде пообщаться с коллегами, инспектором, посмотреть повтор эпизодов.

— В общем, судьям — привилегии.

— Нет. Но чтобы общаться с прессой после игры надо быть уверенным в себе на 100 процентов. После игр не хочу ни с кем общаться, кроме как с помощниками и инспектором. Я даже с семьей не общаюсь в день игры и после. Жена и дети меня понимают, — сказал Карасев «РБ Спорт».

Арбитры станут давать интервью сразу после игр во время февральского турнира клубов РПЛ в Абу-Даби. Это будет сделано в качестве эксперимента.